Что волнует врачей профилактической медицины

Врач смотрит в колбу

Около 200 специалистов из Беларуси, России, Украины, Казахстана поделились опытом на республиканской конференции с международным участием «Здоровье и окружающая среда», которую провел в Минске НПЦ гигиены.
 
 
САНСЛУЖБУ НАДО ИНТЕГРИРОВАТЬ 
 
Мария Омарова, директор Научного центра гигиены и эпидемиологии им. Х. Жуматова (Алматы), доктор мед. наук, профессор:
 
— Я в четвертый раз в гостях у белорусских коллег. Импонирует, что в вашей стране финансирование научно-технических программ осуществляется в расчете на 5 лет. Наши сроки в основном ограничиваются 
3 годами — не всегда удается довести работу до логического завершения. За пятилетку реально и оценить результаты исследований, и сделать прогноз, и успеть апробировать новинку в практической деятельности. 
 
Оптимальная схема — 4 года посвятить научным поискам, год потратить на внедрение. 
 
После того как санслужбу в Казахстане отнесли к Министерству экономики, она получила значительное преимущество: финансирование увеличилось в 3 раза. Минус в том, что нас отделили от других служб системы здравоохранения. Необходимо налаживать механизмы интеграции с учреждениями, оказывающими первичную медико-социальную помощь, социальными организациями, научными институтами. 
 
Как и белорусские специалисты, мы заинтересованы во внедрении ресурсосберегающих технологий, сокращении объемов стационарной помощи и увеличении доли профилактической. Для этого разработана концептуальная модель профилактической службы первичной медико-санитарной помощи (ПМСП) регионального уровня. 
 
На базе организаций ПМСП создаются центры профилактической медицины. В штате врач-эпидемиолог, врач-гигиенист-социолог, специалист по пропаганде здорового образа жизни, врач-статистик и медсестра. Они должны определять факторы риска; бороться с вредными привычками населения; заботиться об иммунизации; помогать планировать семью; формировать гигиенические навыки; заниматься профилактикой наркомании, травм и несчастных случаев; укоренять принципы рационального питания. 
 
Результаты пилотного внедрения модели на базе Городского центра СПМП Караганды, признаюсь, нас удивили. Улучшилась подготовленность медработников по вопросам профилактической деятельности (наладилось обеспечение методической литературой, сотрудники ЦМП проводят еженедельные семинары). 
 
Повысилась приверженность больных к ЗОЖ и приему лексредств, о чем мы раньше так много говорили и чего никак не могли добиться. В 2,5 раза снизился показатель частоты вызовов бригад СМП на дом к пациентам, стоящим на диспансерном учете по поводу артериальной гипертензии. Вдвое увеличилось число диспансерных больных, посещающих тематические школы здоровья в ЛПУ (по АГ и сахарному диабету).
 
ВИБРАЦИОННУЮ БОЛЕЗНЬ «УВИДИТ» АНАЛИЗАТОР
 
Татьяна Рыбина, заведующая клинической лабораторией профпатологии НПЦ гигиены, кандидат мед. наук, доцент:
 
— Для Беларуси пока остается актуальной проблема ранней диагностики вибрационной болезни. Ежегодно обязательные медосмотры проходят более 1,22 млн работников, из них пери­одические профосмотры — 792 тысячи. Почти 123 тысячи человек трудятся в условиях воздействия вибрации (предприятия машиностроения, горнодобывающей промышленности и нефтехимические производства).
 
Начальные проявления патологии — нарушение сна, слабость, быстрая утомляемость и иные общесоматические симп­томы. Они характерны и для других заболеваний, поэтому важно вовремя выявить истинную причину ухудшения состояния здоровья. Одним из методов диагностики может стать определение вибрационной чувствительности, позволяющее обнаружить изменение работы рецепторов на ранних этапах. 
 
Прежде широко использовали камертон, но в XXI веке он морально устарел для такой цели. Единственной современной альтернативой был российский прибор стоимостью около 10 тысяч долларов. Его приобрел наш центр; для поликлиник это слишком дорого. 
 
Недавно сотрудники лаборатории совместно со специалистами ООО «Белинтелмед» разработали анализатор вибрационной чувствительности АНВЧ-01 (об испытаниях и сертификации медицинской техники читать здесь). Он обладает хорошими характеристиками и при этом в 4 раза дешевле вышеупомянутого. Прибор прост в использовании: к пальцу пациента прикладывается датчик, который генерирует вибрационные сигналы различной частоты. Если человек их чувствует — аппарат это фиксирует. Симуляция исключена.
 
При скрининге требуется тестирование на 3–4 частотах (камертон позволяет использовать не более 2). 
 
Процедура занимает 7 минут. Полное обследование потребует 20 минут. Для углуб­ленного поиска предусмотрены дополнительные частоты (их надо задавать вручную). Важный момент — возможность создания протокола исследования в электронной базе для последующего мониторинга и распечатки.
 
Анализатор вибрационной чувствительности включен в Республиканский формуляр лексредств и изделий медназначения. Выпущены 3 опытных образца, прибор подготовлен к серийному производству.
 
Если нарушенная виброчувствительность определена на ранних этапах, лечение обе­щает быть эффективным. Со­вместно с учеными кафедры рефлексотерапии БелМАПО наши сотрудники разработали алгоритм реабилитации таких пациентов, который включает методики рефлексотерапии, применение нейропротекторов, а также оздоровление в санаториях и профилакториях предприятий. 
 
Вероятность развития вибрационной болезни у всех разная, влияют генетическая предрас­положенность и продолжительность работы. Пороговым стажем принято считать 14–15 лет. 
 
Массовое внедрение прибора в повседневную деятельность поликлиник, где проводятся обязательные медосмотры, позволит четко определять категорию работников с начальными проявлениями нарушений вибрационной чувствительности, формировать группы риска и оздоравливать их и, как следствие, более рационально использовать денежные средства. 
 
ЖАРА ПОДРЫВАЕТ ЗДОРОВЬЕ
 
Борис Ревич, руководитель лаборатории прогнозирования качества окружающей среды и здоровья населения, профессор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН (Москва), доктор мед. наук:
 
— Изменение климата — новый фактор влияния на здоровье населения. О нем заговорили только в последние годы. ВОЗ уже провела несколько исследований. В числе последствий климатических аномалий в Европе называют жару, наводнения, засуху, загрязнение воздуха, нехватку воды и безопасных продуктов, изменение географии трансмиссивных инфекций. 
 
На постсоветском пространстве тема тоже представляет интерес, прежде всего для гигиенистов, эпидемиологов, инфекционистов, специалистов в области водоснабжения и питания, метеорологов, занимающихся прогнозированием. Хорошо бы организовать совместные проекты.
 
Что станет объектом изучения и оценки? В первую очередь нужно определить, что такое климаточувствительные заболевания, а также каковы параметры волны жары, влияет ли она на уровни заболеваемости, госпитализации, смертности; необходимо исследовать отдаленные последствия воздействия высокой температуры на здоровье беременных и новорожденных. 
 
В Москве в июле–августе 2010 года наблюдалась аномальная жара. Из-за пожаров в окрестностях столицы был сильно загрязнен воздух. Мы провели исследование по влиянию обоих факторов на смертность и заболеваемость. 
 
Среднесуточные концентрации взвешенных частиц РМ-10 в июле составили 156 мкг/м2, а на некоторых участках достигали 176 мкг/м2 (для сравнения: среднегодовой показатель — 35 мкг/м2). В Беларуси столь гигантские значения не фиксировали никогда. 
 
Частота возникновения симптомов со стороны органов дыхания увеличивается на 30%, а число случаев бронхиальной астмы — на 45%. 
 
Печальный итог аномально жарких июля–августа 2010 года — 11 тысяч дополнительных случаев смерти людей на территории Москвы и 54 тысячи — на территории Европейской части России. Основные причины: сердечно-сосудистые заболевания, ново­образования, инфекционные недуги, а также внешние. Причем пострадали не только пожилые, но и трудоспособные. Экономический ущерб оценили почти в 9 млрд долларов. 
 
После предоставления этих данных в Правительство Москвы по поручению мэра был разработан план действий по минимизации влияния климатических изменений (за основу взяли французский опыт). 
 
Он преду­сматривал развитие системы раннего метеорологического предупреждения о наступлении жары; получение ЛПУ информации о рисках, связанных с ней; рекомендации по профилактическим мерам; создание прохладных помещений для пожилых; обеспечение системами кондиционирования транспорта (метро, машин СМП); размещение инфоблоков в СМИ и т. д. 
 
Белорусским специалистам, на мой взгляд, тоже стоит исследовать влияние климатических изменений на здоровье. Ведь повышение температуры воздуха может повлечь за собой рост инфекционных и паразитарных заболеваний, изменение ареала обитания иксодовых клещей (для страны это актуально), проблемы безопасности питьевой воды и продуктов питания. 
 
ЭКОЛОГИ ПРЕДЛАГАЮТ ГИГИЕНИСТАМ ПРОВОДИТЬ СОВМЕСТНЫЙ АУДИТ
 
Валерий Ключенович, директор БелНИЦ «Экология», кандидат мед. наук:
 
— Перед службами, занимающимися контролирующей, надзорной деятельностью, сегодня ставится задача уменьшать административный пресс на субъекты хозяйствования. Цель — помочь предприятию (организации) повысить эффективность, а не только находить недостатки, чтобы привлечь к ответственности. 
 
В нашем центре функционирует орган по экологической сертификации систем управления окружающей средой с широким спектром коммерческих услуг в сфере экологического аудита. Статьей 20 Закона от 07.01.2012 
№ 340-З «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» также регламентирован санитарно-эпидемиологический аудит. На конференции я выступил с предложением со­вместить их. 
 
В экологической практике аудит существует давно. Детально разработаны правила проведения, форматы подготовки заключений и предоставления отчетности по его результатам, а также порядок аттестации специалистов. Преимущества перед обычным контролем — конфиденциальность, независимость, соответствие стандартам, в т. ч. международным. 
 
Базовые документы касательно санитарно-эпидемиологического аудита в системе Минздрава есть. 
 
Необходимо дополнить их локальными нормативными актами, а также организовать подготовку экспертов. 
 
Опыт экологов показывает, что аудит — эффективная и востребованная практика. Но его роль и качество еще более возрастут, если экспертиза будет проводиться не только по аспектам охраны окружающей среды, но и параллельно по санитарно-гигиеническим. Ведь на предприятиях за это несет ответственность, как правило, одна служба, подчиненная, например, главному инженеру. И ему нередко сложно ориентироваться в новых нормативных документах и последних методиках, особенно там, где темы экологов и гигиенистов пересекаются. Предприятия готовы платить за качественный анализ и конкретные консультации.
 
Уже подготовлен организационный проект «Оказание субъектам хозяйствования коммерческой услуги по совмещенному санитарно-эпидемиологическому и экологическому аудиту». 
 
КАК РАССЧИТАТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ РИСКИ 
 
Григорий Косяченко, заведующий лабораторией гигиены труда НПЦ гигиены, доктор мед. наук, доцент:
 
— В нашей стране 32% работающих заняты во вредных и опасных условиях труда. Неблагоприятные факторы производственной среды не только отражаются на здоровье людей, но и влияют на привлекательность профессии. Отмечается недобор учащихся в колледжи, где готовят строителей, станочников, монтажников, работников агропромышленного комплекса и других — их работа высоко оплачивается, но связана с вредными и опасными условиями труда. Проблема характерна и для некоторых специальностей в вузах.
 
На возникновение профзаболеваний (а это индикатор гигиенического благополучия предприятия или организации) влияют воздействие промышленных аэрозолей и физических факторов (по 38,5%), химических веществ (11%), биологических (9,9%), физических перегрузок и перенапряжения (2,2%). 
 
В оценке профессиональных рисков есть проблемы системного характера. До недавнего времени в гигиене труда не практиковалось использование термина «риск». Мотивация к повышению безопасности, к сожалению, пока низкая как у нанимателей, так и у самих работников. В отдельных случаях возникают вопросы объективной оценки условий труда. На рынке таких услуг появилось много организаций, не обременяющих себя моральными принципами и зарабатывающих деньги любой ценой. Заказчик-наниматель платит испытательной лаборатории с целью не столько провести аттестацию рабочих мест по условиям труда, сколько получить оформленные документы.
 
Многие методики оценки проф­рисков разработаны с использованием опыта США, Финляндии и Великобритании. И по некоторым параметрам они нам не подходят.
 
Сотрудники нашего центра предлагают собственный метод оценки и расчета. Он может быть проведен при наличии 3 информационных баз: материалы комплексной гигиенической оценки условий труда или данные аттестации рабочих мест по условиям труда с определением классов; наличие объективных сведений проверки субъекта хозяйствования по контрольному списку вопросов (чек-лист); данные о профессиональном здоровье работников.
 
Предложенный метод и разработанная формула расчета фактического (полного) уровня профессионального риска апробированы на нескольких предприятиях машиностроения Минска, Гомеля, Гродно. Подтверждены универсальность и воспроизводимость результатов, доступность их для практического здравоохранения.
 
ЧЬИ ДЕТИ СТАНУТ ЖЕРТВАМИ КОМПЬЮТЕРНОЙ ЗАВИСИМОСТИ 
 
Татьяна Борисова, заведующая кафедрой гигиены детей и подростков БГМУ, кандидат мед. наук, доцент: 
 
— Нередко приходится слышать, как современные родители с гордостью сообщают, что их двух- или трехлетний малыш уже умеет пользоваться компьютером либо планшетом. Увы, такой факт не повод для радости. Чем больше вокруг ребенка источников электромагнитного излучения, тем выше риск для здоровья.
На нашей кафедре в прошлом году стартовал научно-исследовательский проект, посвященный гигиенической оценке состояния здоровья учащихся в условиях использования современных научно-технических средств обучения. Он завершится в 2018 году, но уже есть некоторые результаты. 
 
Для определения факторов риска возникновения компьютерной зависимости мы исследовали 300 пяти-, семи- и одинна­дцатиклассников Минска. 
 
Более 97% имеют личный компьютер, 93% — свободный доступ в интернет, 95% зарегистрированы в социальных сетях. Около 40% систематически играют в компьютерные игры, чаще всего агрессивного содержания. 74% мальчиков, склонных к формированию компьютерной зависимости, предпочитают «стрелялки».
 
38% детей из школ и 12% — из гимназий пренебрегают сном, личной гигиеной, выполнением элементарных бытовых обязанностей ради общения с компьютером. 32% школьников и 15% гимназистов это занятие успокаивает. 
 
56% школьников и 77% гимназистов испытывают злость при невозможности развлечься компьютерной игрой или зайти в интернет. У 53% первых и 41% вторых улучшается настроение при возобновлении работы с ПЭВМ или в предвкушении ее. 
 
У многих после долгого пребывания у экрана монитора отмечаются соматические изменения: 91% испытывает усталость, 89% — боль в области глаз, 78% — в костно-мышечной системе.
 
После изучения образа жизни школьников (проводился опрос как детей, так и их родителей) оказалось, что только 22% в выходные гуляют на свежем воздухе не менее 2 часов. Зато 23% спят менее 8 часов в сутки, а две трети ежедневно смотрят телевизор или сидят за компьютером.
 
Раннее начало самостоятельной работы с ПЭВМ, психосоматические возрастные особенности подростков, продолжительность общения с компьютером, отсутствие увлечения, поддерживающего здоровье, способствуют формированию компьютерной зависимости. Среди факторов, увеличивающих вероятность ее появления, — дефекты воспитания (формирование тревожности у ребенка), психологические травмы (жестокое обращение), скрытый комплекс неполноценности, стремление уходить от ответственности в принятии решений, склонность к зависимости и т. д. 
 
Автор(ы): Елена Клещёнок